Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

Массовая стерилизация – реальность?

Оригинал взят у vseneobichnoe в Массовая стерилизация – реальность?


Весьма вероятно, что фиктивные пандемии и законы о принудительной вакцинации – подготовка поголовной стерилизации лишнего населения Земли. В вакцинах, поставляемых ВОЗ в Латинскую Америку, обнаружены гормональные добавки, вызывающие невынашивание беременности. Технология прививочной стерилизации была разработана ещё 30 лет назад. Идеальный вариант принудительной вакцинации от беременности – ежегодная обязательная прививка от гриппа.
Collapse )

Договориться с "раком"?

Оригинал взят у aquareus в Договориться с "раком"?
Психолог из Уфы нашел способ победить рак простым внушением

Евгения Паничкина Сентябрь 12, 2013

Одни говорят про Александра Арбузова, что он шарлатан, другие безоговорочно верят в его удивительные способности. Кроме того, уфимский психолог известен далеко за пределами Башкирии, ведь на его счету сотни пациентов и десятки спасенных жизней бывших онкобольных. По словам Арбузова, стать немного волшебником его заставила жизнь. 
Collapse )

Отрезать легкое вместо ноги? Легко.

В Швеции разгорелся скандал, который связан с вопиющим случаем небрежности врачей. Мужчине, который явился в больницу с жалобами на травму ноги, отрезали половину одного легкого.

Бывший пациент одного из наиболее уважаемых в Европе и Швеции медцентров хочет подать в суд на лечебное заведение. Торнбьерн Йоханссон 64-х лет явился в госпиталь при университете Karolinska в Стокгольме весной 2009 г. с жалобой на травму в ступне. Однако позже его карточка была перепутана с карточкой пациента, которому диагностировали рак легких.

В итоге в палату к Йоханссону явился врач и сказал, что у него опаснейшее онкологическое заболевание, которое требует операции. Мужчина был шокирован и согласился на операцию, медики отрезали ему часть здорового легкого, совершив врачебную ошибку.

Удивительно то, что сами хирурги отрезали пациенту часть легкого, хотя должны были заметить, что в нем нет признаков рака. Учреждение признало ошибку лишь через несколько лет. К этому времени Йоханссон, работавший торговым консультантом в области строительного бизнеса, уже не имел возможности работать из-за повреждения одного нерва. Плохо ему живется и без половины легкого.

"Я задыхаюсь, просто поднимаясь по лестнице или наклоняясь, - говорит пострадавший. - Не могу представить, как можно было перепутать карточки. Видимо, тот пациент лечился и от травмы ноги. Мы с адвокатом планируем подавать в ближайшее время в суд".

http://novostiua.net/curiosities/449...a-legkogo.html

Бесклеточная вакцина АаКДС таки да не защищает от коклюша: очевидное становится явным

Оригинал взят у dibrov_s в Бесклеточная вакцина АаКДС таки да не защищает от коклюша: очевидное становится явным
Ровно четыре года назад, изучая возможные причины многочисленных смертей детей после введения вакцин АКДС («Тетракт-ХИБ») и АаКДС («Пентаксим»), я задался вопросом об эффективности цельноклеточной и бесклеточной вакцины от коклюша.

Collapse )

Сегодня добрые и внимательные люди сообщили, что мои выводы о низкой эффективности бесклеточной АаКДС подтверждаются: привитые новой вакциной болеют в шесть раз чаще, чем получившие курс старой, опасной, но более эффективной вакциной АКДС.
http://www.reuters.com/article/2013/05/20/us-newer-whooping-cough-vaccine-idUSBRE94J02I20130520

Напоследок - интересное наблюдение.
До появления на рынке новых бесклеточных вакцин медики и фармацевты долгие годы уверяли нас, что АКДС полностью безопасна. Нам говорили, что реакций и осложнений на нее не бывает, а если и бывают — то редко и нестрашно, а если ребенок умирает — то от чего-то другого, «прививка не виновата». АКДС кололи всем подряд, как поливитаминки, в отдельные годы охват превышал 99,5%.
Когда появились новые (в разы более дорогие) вакцины, ситуация вдруг поменялась. АКДС была объявлена «старой», «опасной» и «плохо очищенной».
То ли еще будет...

И опять про погибшую девочку из Омской области

Оригинал взят у aquareus в И опять про погибшую девочку из Омской области
Ненадлежащее исполнение профессиональных обязанностей распространяется, как вирус

Нины не было рядом, когда ее трехлетняя дочь корчилась в предсмертных муках. Мама не держала ее за руку, не успокаивала, не обещала, что будет помнить всегда… О том, что дочки больше нет, Нина даже узнала не сразу - ребенок к тому времени 20 дней был в коме, мать уже все понимала, все чувствовала, но не звонила в больницу, оттягивая страшный момент. Как будто незнание давало надежду…
Collapse )
Зачем это нужно врачам, понятно - им придется отвечать. Не столько за смерть ребенка, сколько за скандал. Не столько перед судом - врачебная ошибка дело тонкое, чтобы ее доказать, нужно желание, которого, похоже, у следствия нет. Скорее отвечать придется перед областным Минздравом - небогатой зарплатой, местом, а то и регионом работы. Чиновники ценят свою спокойную и сытую жизнь, которая зависит отнюдь не от здоровья населения, а от умения подчиненных его демонстрировать. Никто из медицинского начальства не встретился с Ниной Остроушко, не вышел к людям, собравшимся в центре города, чтобы потребовать от властей расследовать факты гибели многих пациентов. Губернатор Омской области Виктор Назаров на резолюцию собрания так и не ответил. Права пациентов, данные нам федеральным законом, защищают почему-то не государственные, а исключительно коммерческие организации. Это в Америке давно поняли, что медицина держится не на клятве врача, а на деньгах, и здравоохранение обязано оказывать гражданам услуги, а не одолжение. Государство так организовало здравоохранение, что пациенты платят без конца - налоги, за счет которых нам и должна оказываться помощь, бесконечные взятки в карманы медиков, за лекарства, о которых врачи в стационарах даже не слышали, потому что у них схема тридцатилетней давности, да еще и в частные медицинские организации несут отдельные деньги. При этом нигде не прописаны четкие критерии услуг, нигде не обозначена мера ответственности - даже не за ошибку, а за банальное медицинское хамство. Много говорится о детской смертности от травм и суицидов, а статистики врачебных ошибок просто нет. Реформируется образование, изобретаются способы наказания нерадивых родителей. А зачем, если государство не гарантирует детям жизнь?

http://www.ug.ru/article/653

Разрушение легенд

Оригинал взят у dibrov_s в Разрушение легенд
Сегодня в прямом эфире одного из одесских телеканалов общался с двумя дипломированными врачами: заместителем начальника горздравотдела по лечебной части Ириной Соколовой и главным врачом инфекционной больницы Светланой Лаврюковой.

И до передачи, и в эфире — несколько раз за вечер я слышал леденящую душу историю о том, как из-за отказов от прививок в конце 80-х, в частности, после публикаций Червонской, началась волна отказов от прививок, которая привела к эпидемии дифтерии в Украине. И только тотальной вакцинацией дифтерийным анатоксином удалось восстановить разрушенный коллективный иммунитет.

Я давным-давно проанализировал всю доступную информацию, и сделал вывод: все вышесказанное никак не подтверждается цифрами и фактическими данными. То есть это некрасивое вранье и дезинформация, распространять которую преступно.

Для меня эти вещи уже много лет являются абсолютно прозрачными, но увы: объяснить все это на трудно, потому что они оперируют ємоциями, а я - цифрами. Поэтому я решил изложить свою позицию письменно. Кому надо, у кого хватает мозгов — почитает и поймёт. А нет — так нет.

Collapse )

Кто хочет подискутировать о том, каким же образом была остановлена эпидемия, как на это повлияли прививки и что такое коллективный иммунитет против дифтерии — добро пожаловать в комментарии. Но учтите: вопрос этот очень непростой даже для профильных специалистов, не говоря уже о дилетантах типа меня.

P.S. Мне могут возразить: статистические данные на сайте ВОЗ - неправильные. Я готов согласиться, но задам встречный вопрос: есть ли у вас другие, более достоверные документированные данные, которыми мне было бы не стыдно пользоваться?

Как тюремные порядки в реанимациях калечат людей

03 сентября 2013 Наталья Антонова

«Он очень не хотел умирать в одиночестве», — рассказывает мне про своего отца женщина по имени Марина. Марина хочет говорить только по телефону, так как не хочет, чтобы я увидела, как она плачет. «А когда речь заходит о папе, я до сих пор плачу».


Пожилой отец Марины умер несколько лет назад в московской реанимации. Один. Как и большинство россиян, Марину не допустили к отцу даже чтобы попрощаться.

Заведующая отделением на Марину еще и поорала — дескать, не фиг тут путаться под ногами, ну помер, ну и что, старый он был, отмучался уже, радоваться надо, а не плакать, и вообще, идите, женщина, отсюда, не мешайте работать.

На Западе одинокая смерть за закрытой дверью реанимации считается дикостью. Когда я написала англоязычную статью про то, как часто это случается в России, мои друзья из Великобритании и США долго не могли врубиться.

— Я не понимаю, чем российские врачи обосновывают такие порядки? — написала мне моя подруга Джинни, которая работает врачом в Нью-Йорке.

— Стерильностью обосновывают, — ответила ей я.

— Чушь какая-то. Реанимация — это же не операционная!

Наивная Джинни! Она не знает, что, судя по российскому примеру, американские врачи — полные лохи, ведь они разрешают родным посещать реанимации почти во всех случаях. Только посетителей с симптомами ОРВИ просят удалиться.

Британские врачи тоже, наверное, идиоты. Условия работы у них труднее, чем у коллег в США. Если речь идет о государственных учреждениях, порой в реанимации и стул между койками поставить трудно. Но родных все равно почему-то пускают. Вот такие лузеры работают в британской медицине!

Но главный лузер, конечно, это Всемирная организация здравоохранения, которая еще десятки лет назад признала, что больной ребенок в больнице поправляется быстрее, если к нему допускают родителей — и что это касается и детей в тяжелом состоянии. Бред, правда? Гораздо гуманнее ребенка в реанимации привязывать веревками к койке, например, а родителям цедить сквозь зубы о том, что «вам тут не место».

Главная проблема в том, что они видят пациента как объект для манипуляций — и считают, что это правильно, что иначе нельзя

— Я тебя прошу, ну не вини ты во всем врачей. Это же система. Нет четко разработанных правил по посещению больных и нет обмена опыта с Западом по этому вопросу. И, главное, никто не учит молодого врача правильно общаться с пациентом и с его родными. Это вообще не считается приоритетным. Ты мне сама скажи, что проще сделать в такой ситуации? Проще захлопнуть дверь, конечно.

Это говорит Ваня, мой новый знакомый. Он работает реаниматологом и принципиально не называет своей фамилии — боится, что на работе его «не так поймут». По словам Вани, сейчас российским врачам есть чего бояться, потому что «по многим вопросам нет четких правил».

— А про зарплаты наши я вообще молчу! — бодро говорит он мне.

Я спрашиваю его, являются ли маленькие зарплаты препятствием для гуманизации российской медицины.

— В регионах — наверное, да. Но вот в Москве можно встретить много высокооплачиваемых специалистов, которые такие прожжённые циники, что тебе и не снилось. Главная проблема в том, что они видят пациента как объект для манипуляций — и считают, что это правильно, что иначе нельзя.

«Иначе нельзя». Эта фраза преследует меня, пока я пытаюсь вникнуть в суть тюремных порядков в реанимации. Люди на мои вопросы о правилах посещения делают круглые глаза. «Разве можно по-другому? Ты издеваешься, что ли?»

Марина, дочка старика, который очень не хотел умирать один, объясняет такой менталитет всеобщей затюканностью.

Заведующая отделением сказала: «Вы что, не понимаете? Он умирает». Он умирает — а вы, дорогие родственники, чешите отсюда. Не ваше это дело — смерть любимого и родного маленького мальчика

— У людей сложная жизнь, сложный быт, зарплаты маленькие. Я вот на ту женщину-врача даже жаловаться не стала, хотя она вела себя некорректно, и повод был. Но мне ее жалко стало — говорит она.

— А себя вам не жалко? А отца? А других, над которыми она точно так же будет издеваться, — не жалко?

— Жалко, но я ведь тоже затюканная! — неожиданно начинает смеяться Марина.

Маму маленького Никиты, который умер этим летом в отделении реанимации центральной больницы города Железнодорожный, тоже зовут Марина, Марина Десницкая. В отличие от других, Десницкая не стесняется публичности. Ее тоже не допустили в реанимацию — и она хочет, чтобы с другими впредь так не поступали.

По словам Десницкой, за день до смерти Никиты, заведующая отделением Инна Демехина сказала: «Вы что, не понимаете? Он умирает». Он умирает — а вы, дорогие родственники, чешите отсюда. Не ваше это дело — смерть любимого и родного маленького мальчика.

Я говорила с Демехиной по телефону. Сначала она была любезна — и уверяла меня, что к умирающим детям у них в реанимации родителей пускают. Но услышав, что жители ее города жалуются на нее, Демехина обиженно заявила мне, что «неправильно» задавать ей всякие неудобные вопросы. И я в этот момент очень хотела войти в ее положение, хотела ее оправдать, хотела объяснить ей, что я ее тоже понимаю. А потом мне стало ясно, что я сама уже становлюсь затюканной жертвой стокгольмского синдрома.

В гостях у Десницкой в Железнодорожном мы долго разглядывали фотографии Никиты, мальчика с огромными карими глазами. У Никиты был рак мозга — какое-то время он провел в Первом московском хосписе. Я как-то уже приходила туда брать интервью, и вспомнила, как странно мне было стоять в коридоре в ожидании Нюты Федермессер, основателя Фонда помощи хосписам «Вера».

Странно мне было от того, что вокруг сновали работники хосписа, которые не приставали ко мне с агрессивными вопросами в ключе «а кто вы такая и что вы здесь делаете». Странно было от того, что находясь в медицинском учреждении, я поняла, что там нет такого привычной для меня атмосферы каземата.

В Первом московском хосписе особый дух. Тот же дух, кстати, присутствует и дома у Десницкой, женщины со светящимся лицом, о котором можно сказать «лик». Она в жутких обстоятельствах потеряла старшего сына, но не сломалась.

«Только не надо давить на эмоции». Так обычно говорят врачи, когда поднимается тема посещения реанимаций. Мне кажется, всем этим врачам стоит познакомиться с Мариной Десницкой — спокойной, тихой, уверенной в себе. Десницкая не будет давить на эмоции — она просто без лишнего пафоса расскажет, что есть такое понятие, как человеческое достоинство, и достойно нужно не только жить, но и умирать.

http://www.mn.ru/oped/20130903/355636079.html

Ошибка на 2 млн рублей.

В Забайкальском крае районный суд взыскал с двух медучреждений 2 млн 400 тыс.рублей в пользу семьи Котенок из поселка Чернышевск. Эта сумма – компенсация морального вреда, который родителям причинила смерть 6-летнего сына по вине безответственных медиков.

Судья Ирина Силяева согласилась с доводами истцов, настаивавших на том, что в семейной трагедии оказались виновны врачи двух участковых больниц – Жирекенской и Усть-Карской. Вынесенное судом решение, по мнению правозащитников, на сегодняшний день является беспрецедентным.


Чернышевская райбольница, в подчинении которой находится Жирекенская участковая больница, выплатит семье Котенок 1600 тыс. рублей. Сретенская райбольница, ведающая Усть-Карской участковой больницей, – 800 тыс.рублей.

Как уже сообщалось ранее, 11 июня 2010 года в Усть-Карскую участковую больницу Сретенского района был доставлен с травмой живота Андрей Котенок, который упал с велосипеда и сильно ударился.

Врачи сразу выявили у ребенка разрыв почки. Но, как впоследствии выяснилось, хирург Сергей Корнилов "скрыл истинное состояние здоровья" ребенка, рекомендовав родителям везти его в Жирекенскую участковую больницу, расположенную в 150 километрах.

Как оказалось, хирург бросил ребенка в беде ради вечеринки, на которую был приглашен. Правда, он всё же уведомил об истинном диагнозе свое руководство – главврача Сретенской райбольницы. Но тот не вмешался, хотя были основания для эвакуации ребенка санавиацией в Читу.

Длинный путь по плохой дороге в поселок Жирекен родители с сыном проделали на своей машине. Им не предоставили ни спецавтомобиль, ни сопровождающего врача.

За это бездействие главврач Усть-Карской участковой больницы Корнилов и и.о. главного врача МУЗ "Сретенская ЦРБ" Дружинина понесли только дисциплинарное наказание. Хотя родители изначально требовали привлечь их к уголовной ответственности.

В Жирекенской больнице тяжелобольным ребенком занялся хирург Владимир Капуста. Он был введен в заблуждение коллегой Корниловым об истинном состоянии здоровья мальчика. Но "не предпринял мер к дальнейшему обследованию пациента", что привело к "недооценке тяжести состояния больного". В итоге, Андрей был прооперирован только спустя 10 часов после поступления в больницу.

Все эти обстоятельства, по мнению экспертов, не позволили выбрать быструю и правильную врачебную тактику, что "уменьшило вероятность благоприятного исхода после проведенной операции".

Как установлено, помимо хирурга в операции участвовал анестезиолог-реаниматолог Ермолаев, который "находился в состоянии похмельного синдрома, что тоже привело к неадекватной медицинской помощи больному".

Следует добавить, что о "тяжелом" ребенке знала и и.о. главврача Чернышевской райбольницы Антипова. Как знала она и о том, что в это же время из Читы санавиацией в поселок Чернышевск прибыл детский анестезиолог-реаниматолог – для спасения жизни другого ребенка. Но она не направила опытного врача в поселок Жирекен, где умирал Андрей Котенок.

Как напоминают правозащитники, уголовное наказание за смерть 6-летнего мальчика понесли только двое врачей. В октябре 2012 года Чернышевский райсуд признал хирурга Владимира Капусту и анестезиолога-реаниматолога Михаила Ермолаева виновными в причинении смерти пациента по неосторожности из-за ненадлежащего исполнения обязанностей (ч.2 ст.109 УК РФ). Суд приговорил врачей к ограничению свободы на 2 года, но сразу освободил от наказания "за истечением срока давности".

- Родители удовлетворены судебным решением по своему иску. Сегодня суд, по сути, исправил ошибку следователей, отказавшихся привлекать к уголовной ответственности врачей Усть-Карской больницы, которые оставили ребенка в опасности и самоустранились, - считает представитель семьи Котенок в судебном заседании юрист Забайкальского правозащитного центра Роман Сукачев.

http://www.amic.ru/news/232434

Вакцины ,зараженные вирусом SV40, До 30 миллионов американцев заражены

Оригинал взят у voyager70 в Вакцины ,зараженные вирусом SV40, До 30 миллионов американцев заражены
http://conspiracytheory.mybb.ru/viewtopic.php?id=174#p3058

http://www.wakingtimes.com/2013/07/17/c … cer-virus/
http://preventdisease.com/news/13/07171 … irus.shtml
http://www.freerepublic.com/focus/news/3044098/posts
http://www.sott.net/article/264053-CDC- … ncer-Virus
Американский центр по контролю над заразными заболеваниями-CDC( аналог Санэпидемнадзора) признал,что 98 000 000 американцев,которым на протяжении 8 лет делали прививки от полимиолитом,некоторым из них повторно,были привиты вакциной,зараженной канцерогенным ДНК вирусом SV 40. Центр оценивает количество зараженных в диапазоне от 10 до 30000000 человек. Информация была размещена на их сайте,но вскорe была удалена. Сейчас вы можете еще найти оригинал в кэше.
http://www.cdc.gov/vaccinesafety/update … tsheet.htm
В 1959 г. Бернайс Эдди, исследователь из американского Национального института здоровья, обратила внимание на то, что культуры клеток обезьяньих почек, на которых выращивались полиовирусы, гибли сами по себе, без какого-либо вмешательства извне и без какой-либо видимой причины. Тогда она приготовила экстракт почечной ткани, взятой у десяти обезьян, и подкожно ввела его 23 новорожденным хомякам. В течение 9 месяцев у 20 из них развились огромные подкожные злокачественные опухоли, от которых все они позднее погибли. Этот ДНК-содержащий вирус оказался более устойчив, чем вирус полиомиелита, а потому инактивация вируса полиoэмилита ему не вредила. Как и аденовирусы (также ДНК-вирусы), этот вирус мог вызывать развитие опухолей у биологических видов, не являющихся его естественными хозяевами.
В начале 1961 г. состоялось тайное совещание чиновников здравоохранения и производителей полиовакцин, на котором производители объявили, что SV-40 для человека безопасен. Однако в марте того же года Служба здравоохранения США приказала производителям позаботиться о том, чтобы вирус отсутствовал во всех будущих вакцинах. При этом никто из чиновников не потребовал отозвать с рынка зараженные серии вакцин и никто не сообщил публике о том, что обнаруженный вирус вызывает раковые опухоли у лабораторных животных.
--
http://sv-rasseniya.narod.ru/booki/ruth … 38.htmlCDC

История вируса SV-40 и СПИДа
В 1959 г. Бернайс Эдди, исследователь из американского Национального института здоровья, обратила внимание на то, что культуры клеток обезьяньих почек, на которых выращивались полиовирусы, гибли сами по себе, без какого-либо вмешательства извне и без какой-либо видимой причины. Тогда она приготовила экстракт почечной ткани, взятой у десяти обезьян, и подкожно ввела его 23 новорожденным хомякам. В течение 9 месяцев у 20 из них развились огромные подкожные злокачественные опухоли, от которых все они позднее погибли. Этот ДНК-содержащий вирус оказался более устойчив, чем вирус полиомиелита, а потому инактивация вируса полиомиелита ему не вредила. Как и аденовирусы (также ДНК-вирусы), этот вирус мог вызывать развитие опухолей у биологических видов, не являющихся его естественными хозяевами.
В июле 1960 г. д-р Эдди представила свои находки Джозефу Смейделю, возглавлявшему биологическое отделение института, присовокупив, что, вероятно, причиной развития опухолей стал неизвестный вирус обезьян. Не желая ни во что толком вникать, тот сразу же заявил, что речь идет о безобидных подкожных «шишках» и предупредил д-ра Эдди, чтобы та не лезла не в свое дело. Однако в том же самом году в лабораториях «Мерка» в Пенсильвании доктора Морис Хиллеман и Бен Свит выделили этот вирус. Поскольку это был 40-й вирус, найденный в почках макак-резус, то его назвали SV (simian virus)-40. В то время как новые и новые миллионы американцев получали вакцину Солка, в СССР и в восточноевропейских странах испытывалась вакцина Сэбина, которая, как позднее выяснилось, также была заражена SV-40.
В начале 1961 г. состоялось тайное совещание чиновников здравоохранения и производителей полиовакцин, на котором производители объявили, что SV-40 для человека безопасен. Однако в марте того же года Служба здравоохранения США приказала производителям позаботиться о том, чтобы вирус отсутствовал во всех будущих вакцинах. При этом никто из чиновников не потребовал отозвать с рынка зараженные серии вакцин и никто не сообщил публике о том, что обнаруженный вирус вызывает раковые опухоли у лабораторных животных.
Тайное, как известно, всегда становится явным, и ждать пришлось не слишком долго. Уже 21 июля 1961 г. «Нью-Йорк Тайме» сообщила, что «Мерк» и другие производители прекратили выпуск полиовакцин и заняты поиском способов удалить из них какой-то обезьяний вирус. В ответ на запрос Служба здравоохранения заявила, что не располагает доказательствами того, что этот вирус может представлять опасность. В 1962 г. начались эпидемиологические исследования.
Молодой выпускник Гарварда д-р Джозеф Фромени, поступивший на работу в Национальный институт рака, исследовал вместе с двумя своими коллегами сохранившиеся образцы вакцин Солка выпуска мая и июня 1955 г., первых месяцев общенациональной прививательной кампании. Вакцины условно были разделены на три группы — с высоким, средним и низким содержанием SV-40, после чего исследователи сравнили смертность от рака шести-восьмилетних детей, ранее получивших прививки от полиомиелита.
Согласно полученным данным, опубликованным в «Журнале Американской медицинской ассоциации», разницы в смертности между штатами, получившими вакцины с высоким, средним или низким содержанием SV-40, а также со штатами, получившими вакцины без вируса SV-40, обнаружено не было.
В течение долгого времени американская медицинская администрация выставляла эти данные в пользу свидетельства того, что SV-40 безопасен для человека[729].
В 1976 г. Фромени вернулся к теме SV-40. Он исследовал группу подростков (в подавляющем большинстве выходцев из малообеспеченных негритянских семей), которые в начале 1960-х годов были объектом прививочных экспериментов в одном из госпиталей Кливленда. Тогда врачи-экспериментаторы занимались определением безопасности различных доз вакцин, и новорождённые получили дозу вакцины, в 100 (!) раз превышающую дозу для взрослых. В основном их прививали живой поливакциной Сэбина, которая, как было установлено, также была контаминирована SV-40.
В течение 1976-1979 гг. Фромени и его помощники разослали анкеты подросткам и, получив ответы, пришли к выводу, что никаких проблем со здоровьем SV-40 не создает. При этом они, впрочем, признали, что ответило недостаточное количество человек (менее половины), что для развития опухолей может потребоваться больше 17-19 лет и что риск ущерба для здоровья вследствие заражения оральной вакциной ниже, чем он может быть при заражении вакциной инъекционной. Тем не менее данные исследования были опубликованы, и федеральное правительство сочло, что на изучении вируса можно ставить крест. Но все оказалось далеко не так просто и безоблачно, как это казалось на уровне эпидемиологических исследований. Настоящие открытия и настоящий шок от них были еще впереди. В1988 г. два бостонских ученых, д-р Роберт Гарсия и его ассистент д-р Джон Бергзагель, исследовали опухоли человеческого мозга, используя разработанную незадолго до того технологию полимеразной цепной реакции (ПЦР), и обнаружили в более чем половине новообразований (опухолей сосудистого сплетения и эпителиальных опухолей желудочков мозга у детей) непонятную ДНК которая, при ближайшем рассмотрении оказалась ДНК вируса SV-40[730].
Собственно, они не были первыми, кто обнаружил этот вирус в человеческих опухолях. В 1979 г. коллектив американских исследователей написал статью, озаглавленную «Влияние полиовакцины, зараженной SV-40, на частоту и тип опухолей центральной нервной системы у детей: популяционное исследование». Было обнаружено значительное увеличение частоты опухолей мозга у детей, чьим матерям делались прививки вакцинами, зараженными SV-40.
Ученые писали: «В конце 1950-х и начале 1960-х годов произошло увеличение частоты опухолей центральной нервной системы, обнаруженных у детей, как это было зарегистрировано в Онкологическом регистре штата Коннектикут. С1955 по 1961 г. в Коннектикуте использовалась полиовакцина, которая, как это позднее выяснилось, была заражена SV-40. На животных моделях SV-40 вызывала опухоли центральной нервной системы... Особенно значительным было увеличение количества глиом (астроцитома, спонгиобластома и мультиформная глиобластома) у детей, родившихся в 1956-1962 гг.
Среди пациентов с медуллобластомой 10 из 15 были заражены SV-40. Этот уровень был значительно выше, чем в контрольной группе (детей без опухолей мозга)... SV-40 способен избирательно вызывать злокачественные опухоли. В заключение мы демонстрируем ясную связь между инфицированием SV40 и развитием медуллобластомы и... частотой глиом»[731].
Однако до появления метода ПЦР методы идентификации были достаточно примитивны и не могли служить надежным доказательством наличия вируса. Метод ПЦР был неизмеримо более достоверным и точным, и не считаться с исследованиями, сделанными с его помощью, было уже нельзя. Особенно настораживал тот факт, что хотя дети не могли получить контаминированные полиовакцины, вирус присутствовал в их опухолях! Это могло означать только одно: вирус оказался способным распространяться и вертикально — от матери к ребенку.
Следующий шаг в исследовании вируса SV-40 был сделан д-ром Мишелем Карбоуном, который, обнаружив, что инъекция вещества, содержащего этот вирус, вызывает у хомяков не только развитие злокачественных опухолей в месте укола, но и редкого вида рака средостения — мезо-телиомы, решил проверить хранящиеся в Национальном институте здоровья образцы этой опухоли. До 1950-х годов эта опухоль встречалась исключительно редко, но затем частота ее появления начала резко возрастать, что относили на счет предшествовавшего контакта с асбестом. Правда, примерно у 20% заболевших работы с асбестом в анамнезе отсутствовали, но этому факту большого значения не придавали. Карбоун исследовал 48 образцов и в 28 из них нашел SV-40[732].
Он же обнаружил SV-40 в иных злокачественных опухолях человека, а именно в остеосаркомах[733].
Вслед за этими появились и другие публикации, указывавшие на наличие SV-40 в злокачественных опухолях.
Проблема заключалась еще и в том, что все образцы всех вакцин периода 1955 -1963 гг. были властями вполне предусмотрительно уничтожены, а потому оставалось непонятным, сколько же именно серий вакцины и каким количеством вируса были инфицированы.
Помощь пришла неожиданно. Незадолго до своей смерти в 1997 г. д-р Герберт Ратнер, бывший директор Службы общественного здравоохранения в Оук Парке (Иллинойс), профессор кафедры профилактической медицины и общественного здравоохранения медицинского факультета университета в Чикаго и редактор «Бюллетеня Американской ассоциации врачей Службы общественного здравоохранения», связался с Мишелем Карбоуном и передал ему семь запечатанных пробирок с полиовакциной, которые хранились у него замороженными с 1955 г. Он хранил эти пробирки в течение 42 лет, ожидая, кому он сможет довериться и отдать их. Такого человека он нашел в лице д-ра Карбоуна и не ошибся. Эта была последняя услуга, которую честный ученый оказал людям в борьбе против прививочного истеблишмента[734].
Чудесным образом попавшие к Карбоуну семь пробирок позволили тому сделать новое и очень важное открытие. То, что все попавшие к нему вакцины были, как и ожидалось, заражены SV40, удивить уже не могло[735].
Однако Карбоун обнаружил другую разновидность SV-40, которую он назвал «первичной». Хотя производители, как им и было приказано, переключились в 1961 г. с макак-резус на зеленых африканских мартышек, у которых не было вируса SV40, они продолжили использование потенциально зараженных штаммов, выращенных на тканях почек макак-резус, для инициации процесса производства вакцины. Производители проверяли, не проскользнул ли вирус SV-40 в сериях тестов продолжительностью в две недели. Но когда Карбоун повторил эти тесты, он обнаружил, что для обнаружения второго, медленно растущего «первичного» штамма SV40 требуется 19 дней. В опубликованном отчете о результатах исследования вакцин, полученных от Ратнера, Карбоун отметил, что есть вероятность того, что «первичный» SV-40 годами ускользал от скрининг-тестов производителей и продолжал инфицировать прививаемых и много лет спустя после 1962 г.
Все больше ученых обнаруживали вирус SV-40 в различных злокачественных новообразованиях, и в апреле 2001 г. в Чикагском университете собралась конференция по SV-40, на которой присутствовали свыше 60 ученых из различных стран. Практически все выступившие подтвердили, что вирус SV40 обнаруживается в человеческих опухолях. Интересно, что на конференции прозвучало предложение... создать вакцину против SV-40. Я думаю, читатели вспомнят о похожем предложении создать вакцину против опоясывающего герпеса, заболеваемость которым начала расти по мере распространения прививок против ветряной оспы.
Сначала из-за прививок люди заражаются новыми болезнями, потом против этих болезней придумывают вакцину, которая, в свою очередь, также станет причиной каких-нибудь недугов, и для их предотвращения также потребуется прививка. Неужели так и будет крутиться бесконечное колесо «прививки-болезни-прививки» на радость производителям и распространителям вакцин?
В конце июня 2004 г. на конференции в Роквилле (Мэриленд) неугомонный Карбоун сообщил о своей новой находке. Изучив сохранившиеся в США образцы советской живой полиовакцины конца 1960-х годов, он обнаружил SV-40 и там. Тогда Карбоун проанализировал метод уничтожения SV-40 хлоридом магния, применявшийся в СССР, и пришел к выводу, что тот был эффективен лишь на 95%. Таким образом, советские вакцины, которые рассылались по всем соцстранам, а также в Японию (по некоторым сведениям, их приобрели около 100 государств), были также контаминиро-ваны обезьяньим вирусом. Д-р Константин Чумаков, сын акад. М. П. Чумакова (1909-1993), «отца советской полиовакцины» (см. ниже), ныне работающий при Управлении контроля пищевых продуктов и лекарств (FDA), отправился в Москву, чтобы разобраться с вопросом относительно заражения вакцин SV-40. Увы... Читатели уже могут догадаться, что никаких образцов вакцин тех лет не сохранилось. Как, впрочем, и документации...[736]
Сегодня уже не стоит вопрос о том, находится SV-40 в человеческих опухолях или нет. Вопрос лишь в том, какую именно роль играет этот вирус в развитии опухолей. Молекулярные исследования помогли установить, что ДНК этого вируса способна встраиваться в ДНК отдельных клеток хозяина. Однако если в обычных клетках неконтролируемое размножение вируса приводит к их гибели, то в клетках нервной и мезотелиальной тканей вирус способен подавлять функцию гена, блокирующего рост опухолей, и таким образом вирусу удается выжить. Вероятно, асбест играет роль так называемого соонкогена, подавляя иммунный ответ, направленный на уничтожение стремительно образующихся нервных клеток[737].
Другая обсуждаемая сегодня гипотеза имеет отношение к появлению синдрома приобретенного иммунодефицита (СПИД). Впервые предположение о том, что неизвестно откуда взявшийся и продолжающий распространяться по земному шару вирус иммунодефицита человека (ВИЧ) связан с зараженными полиовакцинами, прозвучало в начале 1990-х годов. Ученые все более сходились во мнении, что одна из разновидностей вируса (ВИЧ-1) имеет своим предшественником обладающий очень сходными свойствами вирус, характерный для шимпанзе. Вопрос главным образом был в том, когда и каким образом он смог перескочить межвидовой барьер[738].
Предлагалось несколько теорий, в том числе довольно экзотических (использование крови шимпанзе для усиления полового возбуждения, опыты на людях, когда им вводилась кровь шимпанзе с целью выяснить, гибнут ли в крови человека малярийные плазмодии, имеющиеся у приматов и пр.); наибольшую популярность приобрела теория случайного заражения, согласно которой вирус шимпанзе попал к одному из охотников на шимпанзе после обычного пореза. В1991 г. сотрудник Калифорнийского университета в Сан-Франциско Блейн Элсвуд высказал свою гипотезу, которая связывала появление СПИДа и кампанию конца 1950-х годов по массовому использованию живых полиовакцин, вирусы для которых выращивались на культурах почек шимпанзе. В деталях эта версия была изложена в статье Томаса Куртиса «О происхождении СПИДа»[739].
В1994 г. эта идея была развита Элсвудом и Стрикером в журнале «Медицинские гипотезы». Авторы привели доказательства того, что распространение СПИДа, начавшееся из Экваториальной Африки, и массовые кампании по прививанию местного населения в 1957-1959 гг. контаминированной (по меньшей мере уже известным нам вирусом SV-40) вакциной могут быть связаны между собой[740].
Три года спустя в том же журнале два других ученых, Рейнхардт и Роберте, продолжили тему[741].
Следующий по важности шаг был сделан не ученым, а журналистом, бывшим сотрудником Би-би-си Эдвардом Гупером, опубликовавшем в 1999 г. свою быстро ставшую бестселлером книгу в тысячу страниц под названием «Река: путешествие к истокам ВИЧ и СПИДа»[742].
Своей книгой и более поздними исследованиями Гупер пытался внести ясность в этот вопрос и подтвердить теорию, оказавшуюся очень и очень не по душе властям. Гупер считает, что начало СПИДу дала так называемая СНАТ-вакцина, которой в 1957-1960 гг. было привито свыше одного миллиона африканцев. Прививки делались на территории Бельгийского Конго и на территории Руанды-Урунди, находившейся под контролем Бельгии (сейчас Демократическая Республика Конго, Руанда и Бурунди).
Для приготовления вакцин использовались культуры почечных клеток макак-резус, гвинейских бабуинов и зеленых мартышек. Не поверив заявлениям тех, кто принимал участие в тех далеких событиях, и проделав огромную исследовательскую работу (для чего он несколько раз посещал с экспедициями Центральную Африку), Гупер установил, что для производства некоторых СНАТ-вакцин в группе исследователя Хилари Копровски использовались также и шимпанзе; до закрытия экспериментальной станции в 1960 г. (из-за начавшегося восстания бельгийцам пришлось покинуть Африку) на нее было переправлено около 600 шимпанзе.
Сэбин со своими вакцинами экспериментировал на русских (см. ниже), а Копровски — на африканцах; каждый стремился опередить противника, каждый спешил стать спасителем мира от полиомиелита. Книга Гупера наделала столько шума и обещала иметь такие последствия, что в сентябре 2000 г. Королевское общество собрало в Лондоне свою конференцию, на которой выступили сам Хилари Копровски и известный американский вакцинатор Стэнли Плоткин, некогда бывший ассистентом Копровски.
В своих докладах они заявили, что были проведены исследования сохранившихся образцов СНАТ-вакцин и никаких вирусов там обнаружено не было; на основании этого, по их мнению, гипотеза вполне опровергнута. Однако ни Гупер, ни его многочисленные сторонники ничуть не успокоились. «Река» Гупера переиздаётся постоянно, каждый раз со все новыми фактами, свидетельствующими в пользу гипотезы о вакцинном происхождении ВИЧ-1.
Кроме того, в процессе сбора свидетельских показаний вскрылись весьма неприглядные факты давления на свидетелей, попыток подкупа или шантажа, давления на научную прессу с тем, чтобы не публиковались исследования, которые могут навсегда подорвать доверие публики к вакцинам и стать поводом для исков в миллиарды долларов, так что, до конца разбирательства по связи СПИДа и полиовакцин, ещё очень и очень далеко.
Считается, что вирусом SV-40 были заражены как минимум 30% всех выпускавшихся тогда вакцин Солка (См.: Shah К, Nathanson N. Human exposure to SV40: review and comment // Am J Epidemiol. 1976; 103:1-212).
Bookchin D. Vaccine scandal reveal cancer fears // New Scientist. July 10, 2004.
Относительно возможных молекулярных механизмов онкогенеза с участием SV-40 см., например: Matker С. М. The biological activities of simian virus 40 large-T antigen and its possible oncogenic effects in humans // Monaldi Arch Chest Dis. 1998 Apr; 53 (2): 193-7, или Mutti L. et al. Simian virus 40 and human cancer // Monaldi Arch Chest Dis. 1998 Apr; 53 (2): 198-201.
Curtis С. The Origin of AIDS // Rolling Stone. March 19 , 1992; 626:54-59, 61, 106, 108.
Reinhardt V., Roberts A. The African polio vaccine-acquired immune deficiency syndrome connection // Med Hypotheses. 1997 May; 48:367.
Hooper E. The River: A Journey to the Source of HIV and AIDS. 1999